Команда победителей

"Восточно-Сибирский путь", 16 августа 2020 года
Команда победителей

Многие из послевоенного поколения «Локомотива» вернулись домой покалеченными, но это не убавило их стремления быть лучшими. Война с Японией поставила последнюю победную точку в Великой Отечественной. Важнейшим форпостом государства на восточных рубежах являлся Забайкальский фронт, где сражались многие известные иркутские спортсмены. В их числе – друзья по футбольно-хоккейной юности Григорий Израильский, Геннадий Гноев, Валентин Соболь, Пётр Катровский.

Слово генерала

Послевоенный Иркутск возвращался в мирное русло. В тот солнечный сентябрьский день 1945 года на стадионе «Локомотив» играла футбольная команда железнодорожного полка МВД. Уходя на перерыв, армейский форвард Пётр Катровский нос к носу столкнулся с бывшим одноклубником Израильским.

– Гришка? Глазам не верю. Война закончилась, а ты всё ещё в амуниции.

– Война закончилась, а служба продолжается. Я в Иркутске по служебным делам. Завтра возвращаюсь в часть.

– Постой-постой! Я тебя сейчас большому начальству представлю. Что-нибудь придумаем. Нам позарез нужен защитник твоего уровня.

– Да что тут придумаешь? Кто меня отпустит?

– Не твой вопрос. Начальник иркутского гарнизона – страстный поклонник футбола.

Катровский подвёл Израильского к моложавому генералу.

– Товарищ генерал! Тут такое дело. С рядовым Израильским мы до войны вместе играли. Он бы усилил наше «Динамо».

– Так в чём дело? Пусть переодевается, дайте ему бутсы. Посмотрим, как он усилит «Динамо».

Цепкий и жёсткий защитник произвёл впечатление на генерала Юманова. Поздравив подопечных с победой, он пожал руку и новичку:

– Катровский прав, вы нужны «Динамо». Давайте свою служебную книжку.

– Товарищ генерал, моя часть не в Иркутске, – виновато сказал Израильский.

– Давайте книжку, разберёмся. Вы служите в Забайкальском военном округе, так?

– Так точно.

– Воевали в Маньчжурии. Так? Я тоже там воевал, командовал полком НКВД. Разные соединения, но это не меняет дело. Командующий был один – маршал Малиновский.

Ранение где получили?

– Под Маньчжурией. Самое обидное, что на следующий день японцы капитулировали.

–Да, обидно. Но война – жестокая штука, не выбирает дни. Как я понял, вы лечились в читинском госпитале. Какое совпадение: мне там бедро «штопали», полтора месяца провалялся. Сделаем так: вы возвращаетесь в свою часть, а мы тут решим вопрос с вашим переводом в Иркутск. Тем более что служить вам осталось недолго. Так что не прощаемся. Товарищ Катровский, проводите друга. Вам есть что вспомнить.

Чудом вырвались из окружения

– Генерал верно заметил, Гриша, нам есть о чём поговорить. Ты помнишь последний матч с «Авангардом»? Горим до последней минуты 0:1 – и ты мне через все поле мяч как на блюдечке выдал. Осталось ударить. Мяч в сетке – и финальный свисток – 1:1.

– Как забыть, если та ничья сделала нас чемпионами города? В быстроте и обводке, Петя, ты равных не имел, потому и лучшим нападающим был.

– Зато, Гриша, ты был самым неуступчивым и самоотверженным защитником, соперникам нервы тоже потрепал. Хорошее время было. Планы строили – и тут война, будь она неладна.

19-летний Катровский через месяц после начала войны уже сражался под Смоленском. 17-летний Израильский просился на фронт добровольцем. «Успеешь навоеваться», – отрезали в военкомате.

– Под Смоленском мне везло, – невесело улыбнулся Катровский, – если, конечно, это можно назвать везеньем. Снаряд в пяти шагах разорвался, меня так шарахнуло, что очнулся лишь через сутки. Зато живой. А пятеро погибли. Бойня, настоящая мясорубка. После трёх дней жестоких боёв, в которых погибла половина взвода, нашего 20-летнего командира было не узнать: глаза ввалились, лицо посерело, поседел наполовину... Чудом вырвались из окружения. Всех кинули на защиту Москвы, а меня каким-то образом под Ленинград отправили. Не поверишь, Вальку Соболя встретил. Не забыл, надеюсь, он с нами в «Локомотиве» играл.

– Он моим партнёром в защите был. Здорово головой играл.

– Вот-вот. Встреча мимолётная, успел только спросить, давно ли на фронте. Как эхо донеслось: третий месяц… Кстати, он сегодня обещал прийти на стадион. Вернулся невредимым. Валя весь в спорте: в футбол, хоккей, волейбол играет – «многостаночник». Тебя война, слышал, на Дальний Восток занесла.

– В конце 42-го призвали в Забайкальский военный округ. Выгрузили на станции Шерловая Гора, где и держали в резерве до войны с Японией.

– Ну и дела. Маньчжурия и на мне след оставила.

– Что-то я не пойму, Петя. Ты же на Западе воевал…

– Это длинная история. В двух словах было так. С Ленинградского фронта вернули под Москву. Фашисты вплотную подошли к столице, артобстрелы днём и ночью. Три ранения, два – тяжелейшие, год по госпиталям скитался. А потом, как тебя, в резерве держали. В Маньчжурию бросили, когда японцы начали сдаваться. Но, ты знаешь, одни японцы руки вверх поднимали, а другие, смертники, себя и противника не щадили. Натерпелись от них. Один самурай на моих глазах подорвал себя и с десяток наших бойцов. Я отделался лёгкой контузией. Рад, что всё позади, и я снова в родном Иркутске. Здорово, что тебя встретил. Мы с тобой ещё поиграем.

– Поиграть очень хочется. Тут много наших ребят. Гену Гноева ты хорошо знаешь, он, кстати, тоже воевал в Маньчжурии.

– Я вот что подумал, Гриша: а не собрать ли всех наших ребят под одно крыло? Мы ж такую командочку создадим…

– Замечательная идея.

Горные перевалы

На протяжении 1941–1945 годов СССР держал на своих восточных рубежах не менее 40 дивизий – чтобы в любой момент отразить удар японской военной машины. На Шерловой Горе в полной боевой готовности стояли воинские подразделения. Когда с 8 на 9 августа полк, в котором служил Григорий Израильский, подняли по тревоге, все знали: началась война. Продвигались обходным путём, через безводные степи, горные перевалы, реки.

– Но до Маньчжурии ещё дойти надо было, – вспоминал Григорий Израильский. – Сотни километров пути – испытание не дай Бог никому, иные от изнеможения падали. Идущий рядом со мной солдат простонал:

– Сил больше нет. Лучше застрелиться.

– Ты что! Два-три глотка воды – и легче станет.

– Нет, Гриша, не станет, я себя знаю. Ты спортсмен, физически закалён, а я к турнику никогда не подходил.

– Думаешь, мне легче? Я тоже на пределе. Вот Большой Хинган преодолеем – там совсем ничего...

Падали, поднимались и шли. У перевала Большой Хинган в бой вступили, японцы дрались неистово, понимая, что потом русских не остановишь.

Да, остановить уже было невозможно. 14 августа японское правительство заявило о капитуляции, но официального приказа о прекращении боевых действий не было.

Сдаваться в плен японцы начали в конце августа. Но далеко не все. Взвод Израильского нарвался на смертников, Григорию осколком зацепило руку. Уже в госпитале узнал, что японцы окончательно сдались.

Не ошиблись

Генерал слово сдержал, и вскоре после памятного сентябрьского матча рядового Григория Израильского перевели в Иркутск. До демобилизации оставалось полгода.

Не терял время и Пётр Катровский, собравший под флагом «Динамо» бывших одноклубников.

Но в 1946 году кандидатуру Соболя предложили на пост председателя областного совета ДСО «Локомотив»: требовался энергичный, волевой руководитель, знающий спорт и болеющий за него.

– Вы что? – удивился сам Соболь. – Какой из меня председатель? Опыта – кот наплакал.

Но сторонники уже всё решили:

– Опыт – дело наживное. Главное, что вы, Валентин Владимирович, человек спорта, фронтовик.

В нём не ошиблись. «Локомотив» с приходом Соболя не только из тупика выскочил, но и поднялся до флагмана физкультурного движения области. 90 первичных коллективов, 24 вида спорта, 54 тысячи физкультурников – такого предшественникам не снилось. Футбольная команда – чемпион Центрального совета ДСО, её на поле выводил сам председатель.

Выпускник географического факультета Иркутского госуниверситета Валентин Соболь добровольцем ушёл на фронт. Воевал в 189-м зенитно-артиллерийском полку отдельной бригады. Три года сражался в составе Ленинградского, Волховского, 2-го Прибалтийского фронтов. Участвовал в снятии 90-дневной блокады Ленинграда.

В 1948 году в Иркутске гостили футболисты ВВС из Москвы – детище сына отца народов Василия Сталина. Одна из сильнейших команд страны, в составе которой бомбардир Александр Пономарёв и защитник Константин Крижевский, игрок сборной страны, будущий участник Олимпийских игр, приехала радовать мастерством сибиряков, не искушённых в большом футболе.

Против ВВС выставили лучших из лучших, в их компании – Геннадий Гноев, Григорий Израильский, Валентин Соболь. Кто давал уроки мастерства, не было ясно до последних минут, когда счёт был 2:1 в пользу хозяев. Репутацию москвичей спас Крижевский, дальним ударом уравнявший счёт.

Как истинные джентльмены, лётчики признали:

– Сибиряки играли лучше, особенно хорош рослый стоппер. Он что скала, на которую мы натыкались и не могли обойти.

Этой скалой был Соболь.

Иркутские поклонники футбола терялись в догадках, почему не играл их любимец Катровский. Пётр чуть раньше уехал в Куйбышев играть за команду высшей лиги «Крылья Советов» и уже забивал голы лучшим голкиперам страны. В общей сложности он семь сезонов (1948–1955) выступал за классные команды: после «Крыльев» – за рижскую «Даугаву», ленинградские «Динамо» и «Зенит». Окончил школу тренеров имени Лесгафта, работал в местной ФШМ, «Пищевике» (Калининград). Как сложилась его дальнейшая судьба, не смог сказать даже Григорий Израильский.

Два товарища

Геннадий Гноев в войну служил в Даурии – пограничной зоне. Держали в резерве, но боевые тревоги, учения, марш-броски – чуть ли не каждый день. От рядового до генерала знали: война с Японией неизбежна – и готовились к ней. Нередко вспыхивали стычки с японскими военными. Провокации, не более того, проверка готовности наших частей. Давали соответствующий отпор, чтобы не было повадно.

До Маньчжурии часть Гноева не дошла, увязла в боях с пограничными отрядами японцев: окопавшись в траншеях, они представляли серьёзное препятствие для продвижения наших войск. Не раз и не два командир подразделения отмечал рядового Гноева за смелость при выполнении боевого задания. Однажды тот с двумя бойцами под свист пуль подполз ко рву на расстояние десяти метров, и гранатами они уничтожили укрепление.

Вернувшийся с фронта Геннадий Гноев на распутье: за какую команду играть? В футболе и хоккее он на первых ролях, зовут в «Стрелу», ОДО, «Локомотив», «Авангард».

– Ты не забыл, Геннадий, где начинал играть и откуда ушёл служить в армию? – спросил его давний товарищ Владимир Карпов. – Так я тебе напомню.

– Зачем? Как игрок я состоялся в «Динамо» и не забываю об этом.

– Ну вот и славно. Вопрос решён. В «Динамо» тебя ждут.

Владимир Карпов – человек удивительной судьбы. Один из лучших динамовских футболистов довоенного периода, он сражался за Сталинград и на Курской дуге. В Крыму был тяжело ранен, потерял глаз. После долгого лечения в 1944 году его демобилизовали.

Война войной, а в Иркутске спортивная жизнь не затухла. В конце сентября 1944-го на стадионе «Авангард» в финальной встрече на кубок города встретились «Динамо» и ЗИС. Отчёт о матче опубликовала «Восточно-Сибирская правда»: «На поле выделялся левый крайний нападающий «Динамо» Владимир Карпов. Среднего роста, плотный, реактивно-быстрый, он неизменно переигрывал своего визави и создавал острые моменты у ворот автозаводцев. Не верилось, что этот футболист был, в сущности, инвалидом. Лидер нападения динамовцев Карпов на 7-й минуте открыл счёт, в начале второго тайма удвоил результат, а вскоре забил и третий мяч. В итоге – 4:1. Почётный кубок – у «Динамо».

В историю техникума физкультуры Владимир Андреевич Карпов вошёл как его второй директор (1944–1945). Отменный организатор, он был востребован родным «Динамо», где трудился до 1957 года – момента назначения начальником первой в Иркутске футбольной команды мастеров «Энергия».

Техничный и надёжный защитник Геннадий Гноев украсил игру динамовцев. Его потрясающий удар ножницами вызывал восторг на трибунах, никто из сибирских футболистов не мог повторить столь своеобразное, классное исполнение.

Отдельная история – хоккейная. К ней непосредственное отношение имели Гноев и Израильский. В 1954 году иркутский ОДО (окружной Дом офицеров) пробил «окно в Европу», завоевав Кубок РСФСР, а спустя две недели – Кубок СССР, в финале одолев минскую «Искру». Гноеву и Израильскому довелось испить шампанское из хрустальной вазы.

Из того чемпионского состава добрая половина игроков составила ядро будущей команды мастеров «Локомотива».

С Геннадием Евгеньевичем я ближе познакомился в конце 60-х, когда пришёл в газету «Советская молодёжь», а он в областном спорткомитете возглавлял отдел игровых видов. Предельно собранный, ответственный и внимательный, Гноев по-отечески тепло относился к молодым коллегам. Знал спортивную жизнь глубоко изнутри, был профессором своего дела, но мэтра из себя не строил. Не так воспитан. Культурный, обаятельный, он притягивал людей, к нему приходили с вопросами, проблемами, просьбами – зная, что без ответа не уйдут. Годы сотрудничества с ним считаю за счастье.

Орлы Аркадьича

В 1966 году хоккеисты «Локомотива» заняли невиданно высокое пятое место в чемпионате СССР. Привёл их к пятому «перрону» старший тренер команды Григорий Аркадьевич Израильский.

«Везунчик Аркадьич, – бубнили «доброжелатели», – с такими орлами можно и выше под- няться».

А можно было и опуститься. Стартовали хуже некуда: последнее место. Расплата за неуважение к дисциплине. После очередного шумного застолья в аэропорту сняли тренера.

– Кем заменить? – спросил подчинённых начальник Восточно-Сибирской железной дороги Александр Головатый. – Насколько мне известно, команда неуправляемая. Требуется волевой, авторитетный специалист.

Выбор пал на Израильского. Головатый одобрил кандида-туру.

– Принимайте команду, Григорий Аркадьевич, – сказал он, – мы вам доверяем.

– Помилуйте, Александр Терентьевич! Я тренером никогда не работал. В хоккей играл, имею опыт судейства в высшей лиге, знаю организаторскую работу. Но тренерскую… Я же могу элементарно не оправдать доверие.

– Надо помочь команде выпутаться из ситуации. Сами знаете, с дисциплиной ребята не в ладах. А у вас фронтовой опыт, вы профессионал. Зарплату хорошую дадим.

– Помочь надо. Но зарплата ни при чём, мне хватит и нынешнего оклада завотделом дорожного совета «Локомотив».

– Вот и поладили, – потёр руки довольный начальник дороги. – А теперь давайте посоветуемся, что делать с нарушителями дисциплины.

– Не будем горячиться, – попросил Израильский, – предоставьте возможность мне принять решение.

Когда Израильский зашёл в раздевалку к хоккеистам, установилась напряжённая тишина. Игроки сидели, опустив головы, в ожидании оргвыводов. Григорий Аркадьевич улыбнулся:

– Руководство железной дороги верит в команду. Я тоже уверен, что мы выправим ситуацию. Состав сильный, потенциал высокий, играть классно умеете. Должен признаться: заставлять насильно тренироваться и играть в полную силу я не умею. Вы сами знаете, кто полностью выкладывается, а кто «тачку возит». Вот и решайте, честно ли это по отношению друг к другу.

– Мы уже решили, Аркадьич, – сказал вратарь Юрий Школьный. – Кто играть не желает – скатертью дорога. Мы лёд готовы грызть, чтобы вернуть уважение болельщиков. Верно, мужики? Тогда поехали!

Любимое выражение «поехали!» признанного лидера команды означало: всё в порядке, выходим на лёд. Из турне «Локомотив» привез 15 очков из 18 возможных. Такого не было никогда. Финишировали пятыми. Такого результата тоже никогда не показывали.

Вопрос о дисциплине не стоял. Доверие хоккеистов к тренеру не подвергалось сомнению.

Справка. Григорий Аркадьевич Израильский (1924–2000) награждён медалью «За победу над Японией». Старший тренер, начальник хоккейной команды мастеров «Локомотива» (1965–1974). Директор хоккейной школы «Локомотив» (1975-1982). Судья Всесоюзной категории.

ТЕГИ: Восточно-Сибирская ж.д. | ветераны | хоккей |

Теги

 РФСО Локомотив  2016  волейбол  футбол  2017  хоккей  2015  лыжные гонки  шахматы  Сочи  художественная гимнастика  Спартакиада  Локобол  МССЖ  легкая атлетика  2014  Илья Вдовин  баскетбол  Северо-Кавказская ж.д.  РФСО "Локомотив"  Локомотив  Свердловская ж.д.  Ярославль  лыжи  ветераны  ЗОЖ  Южно-Уральская ж.д.  мини-футбол  Кубок ОАО "РЖД"  Кубок РОСПРОФЖЕЛ  Октябрьская ж.д.  РОСПРОФЖЕЛ  дети  Бег  бадминтон  РЖД  ЖФЛ  марафон  ДФЛ  Западно-Сибирская ж.д.  Летняя Спартакиада  настольный теннис  Московская ж.д.  Юго-Восточная ж.д.  ФК Локомотив  Сапсан Арена  Куйбышевская ж.д.  Восточно-Сибирская ж.д.  Калининград  Красноярская ж.д.  Приволжская ж.д.  Дальневосточная ж.д.  Форум ГТО  пляжный волейбол  Локомотив-Кубань  плавание  онлайн-марафон  МОСК  БАМ  Северная ж.д.  Loko Open  Спартакиада детей  Железнодорожная футбольная лига  ФК "Локомотив"  ГТО  Кубок РОСПРОФЖЕЛ по хоккею  МЖД  Локобол-2021  З-СИБ  ОКТ  Велопробег  пересвет  Кубок РОСПРОФЖЕЛ по хоккею с шайбой 2014  Туриада  Новосибирск  ХК Локомотив  ФСК  Спартакиада работников РЖД 2015  пляжный футбол  сборная РФСО Локомотив  Спартакиада 2014  Забайкальская ж.д.  Горьковская ж.д.  СВЕРД  дзюдо  Марафон Победы  Чемпионат по шахматам  КЛНГ  В-СИБ  Спартакиада детей работников РЖД  Loko Cup Online  Кубок РФСО Локомотив  РПЛ  Кубок Гудка  Екатеринбург  велоспорт  гиревой спорт  Чемпионат  Кубок ОАО "РЖД" по волейболу  ПФК Локомотив  Кубок Президента по волейболу  Кубок президента ОАО РЖД 2015  СЕВ  МИИТ  Локобол-2014-РЖД  локогимнастика  Локобол-РЖД-2021  Локобол-РЖД  Кубок Семина  Гимнастика  КРАС  Локоволей  Чемпионат по пляжным видам спорта 2014  пенза  Санкт-Петербург
ОАО РЖД

ПАРТНЕРЫ РФСО «ЛОКОМОТИВ»

РоспрофжелГудокДФЛБлагосостояниеВТБ
© 2021 РФСО «Локомотив»